Философия жизни....

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Философия жизни.... > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 10 декабря 2018 г.
- Сколько у тебя было партнёров в... Анж Дембери 10:24:36
 - Сколько у тебя было партнёров в сексуальном плане?

Вот такой личный вопрос без единой эмоции, со спокойствием, без капли смущения задал тебе загадочный масочник, у которого тебе нужно было найти маску для особого задания. Казалось бы, ты должна покрыться румянцем от таких вопросов и начать неуверенно себя вести, но ничего такого внутри ты не чувствовала. Сидя на стуле, напротив молодого человека, чьё крепкое телосложение украшало множество татуировок, ты чувствовала, как мышцы начинают сжиматься от сладкого томления. Пока его руки касаются твоего лица, тебе хочется закрыть глаза от этого приятного чувства, но пылающий огонь в глазах не даёт тебе этого сделать в жажде ещё немного полюбоваться этим необычным парнем, который с первой же встречи вызвал у тебя необъяснимое чувство притяжения.

- А ты всегда задаёшь своим клиентам такие каверзные вопросы? - с ноткой сарказма спросила ты, не желая поддаваться на его провокацию.

- Это поможет мне лучше узнать предпочтения клиента, - спокойно отозвался он, делая замерки твоего лица.

Когда он приблизился к тебе, ты почувствовала лёгкое покалывание внизу живота.

- А у тебя самого сколько было девушек?

По его лицу трудно было определить, какие эмоции он испытывает. Но где-то внутри он почувствовал что-то незнакомое, несколько волнительное и приятное ощущение. Он был готов усмехнуться про себя, заметив, что ему впервые попалась такая смелая и нахальная клиентка, совсем не смущающаяся ни его внешнего вида, ни интимных вопросов. Ута готов был поклясться, что он удивлён тому, что эта девушка не является гулем. Что-то у неё было от хищников, что-то в ней было дикое, опасное, завораживающее. Но на лице не дрогнул ни один мускул, не желая выдавать явный интерес и любопытство хозяина в сторону человека.

- Ты не первая, - спокойно ответил Ута, хотя в его тоне ты смогла расслышать насмешливую интонацию и не менее дерзкую, будто он сам бросает тебе вызов, пытаясь смутить или же пристыдить. Ты точно не могла сказать, что именно он задумал сделать, но эти слова возбудили в тебе лёгкий азарт.

- Это смахивает на намёк, - игриво улыбнулась ты, положив ногу на ногу, из-за чего у тебя слегка приподнялась юбка, обнажив наполовину соблазнительную часть твоего тела, на которую масочник тут же обратил внимание, но лишь мимолётно, что в какой-то степени огорчило тебя. - А все гули такие не прямолинейные?

Молодой человек замер от твоего вопроса, который ввёл его врасплох. Но напряжённые черты лица снова расслабились, когда он услышал за своей спиной всё тот же игривый смешок. Такая черта совсем не свойственна обычному человеку, у которого при встрече с гулем сердце останавливается от страха, а ноги сами уносят вдаль, пытаясь найти безопасное место. Это было совсем не серьёзно, немного по-детски и кокетливо, что присуще женщине, которая хочет от мужчины получить что-то особенное.

- Все ли следователи среди девушек такие смелые? - поинтересовался он, встав около полок с различными масками и перебирая пальцами каждую из них, пытаясь найти подходящую. У него не было чувства страха. Какой смысл бояться, если этот следователь не в силах убить гуля? Но такой поворот событий отнюдь не навлёк на него смутил расправиться с безоружной жертвой. Надо бы уничтожить свидетеля, но внутри всё противилось этому. Он почувствовал знакомый азарт, какой сейчас был у тебя, поэтому данную ситуацию он воспринимал как невинную игру без обязательств и доли опаски.

- Тебя интересуют только такие особи? - беззаботно спросила ты. - Не бойся, я хочу жить в мире с гулями, так что я не стану нападать на тебя. Кроме того, ты можешь полностью осмотреть меня и убедиться в том, что я не представляю опасности.

Ты поднялась со своего стула и без капли смущения сняла с себя мужской плащ, под которым было лишь нижнее бельё. Вещь, упавшая с характерным звуком на пол, привлекла внимание масочника, который повернулся к тебе. Без тени смущения и стыда он оценивающе разглядывал девичье тело, соблазнительно выделяющееся на фоне тусклого света в помещении, ещё больше притягивая к себе взгляд молодого человека. Ты бросила на него дерзкий взгляд, полный вызова и азарта, желая вовлечь его в свою игру. Изгибы тела влекли его, главная мужская часть тела трепетала от этого великолепного вида, призывая кровь кипеть на средоточии интимной силы, но Ута упорно сопротивлялся этому чувству, ощущая какой-то подвох.

- Неужели боишься? - с очередным вызовом бросила ты, уперев руки в боки. - А я считала, что гули более смелые, - небрежным тоном бросила ты, стараясь задеть его за живое.

Внешне он остался спокойным, но внутри всё яростно затряслось от дерзких слов. Он никогда не позволял людям брать верх над собой, над хищником, который без жалости был готов убивать и сеять хаос среди беззащитных жертв. Он всегда знал, что будет выше людей, но здесь оказалось, что роль жертвы теперь играет он, пытаясь подавить в себе чувства, что было совсем не свойственно его садисткой натуре. И твои слова пробудили в нём снова того хищника, который без жалости ломает, рушит и упивается кровью своих павших жертв, наслаждаясь их страданиями.

Одним резким рывком он оказался возле тебя и ты, не ожидая подобного, вскрикнула, оказавшись прижатой к стене. Два глаза, в которых был активирован какуган, пристально следили за каждой твоей реакцией, за каждым дрогнувшим мускулом на лице, и нутро его внутреннего зверя наслаждалось твоим страхом.

- Видимо, твой настрой дерзить уже пропал, - спокойно заметил Ута, разглядывая твоё обеспокоенное лицо, касаясь пальцами бархатной кожи. Но как всё-таки был велик соблазн взять под свой контроль это манящее тело, слиться с ним воедино, а затем впиться зубами, выпив всю жизненную силу без остатка, чтобы это великолепие искусства принадлежало только ему, пусть и в таком виде - у каждого своё представление о красоте.

- Ты просто застал меня врасплох, - успокоив прерывистое дыхание, ответила ты, набравшись смелости посмотреть ему в глаза и доказать, что ты его не боишься.

- Как ты узнала, что я гуль? - спросил Ута. Его пальцы плавно переместились на твою шею.

- Какому бы дураку понадобилось делать глаза, как у гуля, когда люди не доверяют уже даже своим близким, подозревая тех в сущности трупоедов? - беззаботно спросила ты. - Ты уж точно не похож на обычного человека, я тебе скажу.

- А если бы ты ошиблась? - его лицо приблизилось к тебе, дыхание обожгло кожу на губах, внутри тебя вспыхнуло волнение.

- Но ты ведь сам себя выдал, - усмехнулась ты ему прямо в губы, предчувствуя свою победу в этой словесной перепалке.

Ута выдавил из себя лёгкую ухмылку.

- Ты действительно смогла подловить меня. Молодец. Но тебя не пугает, что сейчас ты находишься в моей власти? Я ведь могу легко убить тебя.

- А мне кажется, что ты хочешь гораздо большего, - ты снова усмехаешься и, поднимая колено, задеваешь им пах молодого мужчины, чувствуя, как он уже затвердел. Ута едва сдерживает себя от томного вздоха, но на его лице по-прежнему нет ни единой эмоции. Лишь внутри он поражается такой смелости, которая пробуждает его на совсем иные ощущения и желания.

Он ещё сильнее прижимает тебя к стене, уменьшая расстояние между вашими лицами, и ваши губы уже почти соприкасаются. Ты выдыхаешь, смотришь на него затуманенными глазами, когда как его взгляд больше похож на взгляд зверя на цепи - и хочется напасть, и не можешь. Эта порочная близость завораживает ещё больше, щекоча каждый нерв, каждую клеточку тела, трепетно вздрагивающую от возбуждения.

- Ты всеми гулями так манипулируешь?

Его руки проводят по твоему телу, не касаясь запретных мест, и замирают на тонкой талии.

- Ты у меня первый.

Беззаботный смешок исходит с уст, растянутых в уверенной улыбке. Слишком беспечна, слишком спокойна - это завораживает и отталкивает, потому что Ута не привык видеть перед собой жертв, которые так спокойно смотрят ему в глаза, смеются прямо в лицо, не боясь последствий. Он сжимает руками стан, грубо притягивая к себе и резко впивается в твои губы, прикусывая за нижнюю часть, тем самым доказывая своё превосходство. Ты мычишь от боли, но это чувство ещё больше разжигает пламя страсти между вами, поэтому ты стойко терпишь эти обжигающие поцелуи. Все вопросы были оставлены позади, когда его ладони начали судорожно изучать линии твоего тела, вызывая искры блаженства, которые ты чувствовала каждой клеточкой. Он сжимает со всей силы хрупкое человеческое тело, не заботясь о том, что под его напором оно может сломаться, как фарфоровая ваза. Ты стойко терпишь его прикосновения, со всей страстью отвечая на его поцелуй, пьянящий разум, сама не понимая, как тебе могут нравится его дерзкие, опасные и властные прикосновения, почему тебе так хочется чувствовать его власть, быть беззащитной с ним. Как же это нелепо: следователь, убивающий гулей, который готов ощущать свою слабость от властных прикосновений своего врага. Эта порочная связь сводила с ума на подснознательном уровне, призывая тебя остановиться, но как же велик был соблазн, что ты была готова без остановки повторять, оправдывая своё страстное безумие.

Он отрывается от твоих губ, шумно выдыхая в них, заставляя ещё больше закипеть волну чувств, накрывшую тебя. Язык касается твоей шеи, вырисовывая на ней незамысловатые узоры, а ладони падают на небольшие округлости, грубо, без тени милосердия сжимая их под твои приглушённые стоны. Он знает, что тебе больно, и его садистская натура наслаждается этим, продолжая безжалостно издеваться над твоим хрупким телом. Сжав тебя в своих объятьях, он переносит тебя ближе к столу, на котором он делает маски, и одним резким, грубым движением прижимает тебя к нему, вмещаясь между твоих ножек. Одним ловким движением стягивая с тебя трусики, он хватает тебя за бёдра и усаживает на стол, сливаясь с твоими губами в страстном поцелуе. Языки сплетаются, образуя танец страсти, от которого вам обоим кружит головы, от {censored} становится невыносимо горяч. Услышав шум расстёгнутой ширинки, ты почувствовала, как внизу становится ещё горячее от волнения и ожидания. Ута даже не стал медлить, сразу же ворвавшись в чувстительную точку - мощно и сладко, отчего ты запрокинула голову, издав протяжный стон, сжав ногами его торс. Масочник грубо притянул тебя за шею, припав к сладким губам, жадно сминая их и покусывая, наслаждаясь этим металлическим привкусом, падающим на его влажный язык, которым он слизывал алые капли с твоих израненных губ.

- Садист... - прошептала ты ему в губы, впившись ногтями в его оголённую грудь. Ута тихо вздохнул и, получив новую дозу адреналина и потока азарта, ты медленно провела ногтями по его телу, оставляя за собой красную дорожку, из которой позже появились маленькие капли рубиновой жидкости.

Не успела ты и глазом моргнуть, как он резко притянул тебя за волосы, затыкая рот очередным болезненным и грубым поцелуем. Его язык яростно заплясал у тебя во рту, вдавливая затылок в свою руку, которой он зарылся в твоих волосах, когда он сам томительно двигал бёдрами, делая резкие и грубые рывки, которые ты сопровождала чуть ли не криками. Его напор с каждым разом увеличивался, на что тебе оставалось лишь глухо кричать от воспалённых эмоций, пока он обжигал ключицы горячим дыханием, изредка покрывая их пылкими поцелуями, от которых твой разум застилал туман ярких чувств и ощущений. Одним рывком он срывает с тебя лифчик, прикрывающий девичьи достоинства, и со всей жадностью впивается губами в грудь, обсыпая небольшие затвердевшие жемчужинки мимолётными поцелуями, пока его бёдра продолжали двигаться в бешеном ритме, от которого тебе сносило голову. Зубами он схватил горошинку, слегка оттягивая её, отчего ты вцепилась молодому человеку в тёмные волосы, издав сдавленный стон. Руки сжались на шевелюре, когда ты почувствовала, что подходишь к пику.

- Я... я не могу больше... - обессиленно шепчешь ты хриплым от возбуждения голосом. Чувство экстаза начинает захватывать всё твое содрогающееся от его грубых ласк тело. Ты уже не в силах терпеть эту сладку пытку, как бы ни хотелось продлить это удовольствие от насилия.

Ты хочешь ещё что-то сказать, но слова обрывает резкий толчок, а руки, упавшие на твои бёдра, безжалостно сжимают их, оставляя после себя яркие сине-фиолетовые пятна. Ты кричишь от этой пытки, вцепляясь в его плечи, словно пытаясь остановить. Пик блаженства приближается, силы покидают тебя, но его бешеные движения продолжаются внутри, вызывая смешанные чувства от дьявольски приятных, от которых ты готова мурлыкать, как кошка, выражая свою радость, томящуюся в груди, до жалобных стонов и мычаний, молящих о прекращении.

- Я гуль - безжалостный монстр, который не знает, что такое милосердие, - его руки ещё сильнее сжимают твои бёдра, отчего ты издаёшь ещё один крик, что является усладой для ушей молодого человека. В этот момент его глаза хитро блеснули, в глубинах которого готов был вырваться истинный гуль, готовый целиком поглотить тебя не только физически. - Ты должна была знать, на что ты идёшь.

Он издевается, получая истинное удовольствие, глядя на то, как ты беспомощно двигаешься в такт с ним, как ноги содрагаются от оргазма и бессилия, как ты разрываешь тишину комнаты сдавленными от хриплого голоса криками. В его глазах был блеск агрессивного и голодного зверя с оскалом хищника, которого он выпускал в свои движения, причиняя тебе и боль, и неземное наслаждение. Ты глотала урывками необходимый воздух, чувствуя, что сейчас вот-вот потеряешь сознание от его темпа. Соблазн был слишком велик, но ты и представить себе не могла, что наткнёшься на безжалостную пытку, которой искренне наслаждался Ута, опьянённый своей жаждой. Его влажные губы припадают к твоей шее, он делает последний рывок, лишаясь последних сил даже на выдох, и твою плоть накрывает приятный жар. Тела покрываются испариной от диких рывков и движений, ты кладёшь голову на его плечо, пытаясь привести тяжёлое и сбивчивое дыхание в норму.

Его горячее дыхание касается твоей кожи, заставляя покрыться ту мурашками. Ты готова прикрыть от блаженства глаза, но чувство безопасности, подавшее тебе тревожный сигнал о нападении, заставил тебя в миг отстраниться от парня. Одним резким движением ты успеваешь схватить на столе собственный ножик, который ты успела незаметно положить на стол, и приставила его к горлу гуля, который собирался уже сомкнуть клыки на твоей белоснежной шее.

- И всё же интуиция меня не подвела, - спокойно заметил Ута, наблюдая за сиянием ножа при тусклом свете, который играл на его острие.

- Я с самого начала хотела тебя соблазнить, а потом убить. Но, - ты обречённо вздохнула, откинув в сторону своё оружие, - ты слишком хороший любовник.

Масочник удивлённо вскинул брови.

- Неужели ты позволишь своему врагу и дальше спокойно разгуливать по окрестностям Токио?

Ты слабо улыбнулась и, оттолкнув от себя молодого человека, слезла со стола, подобрав на полу свою брошенную одежду, начав одеваться.

- Я не знаю, что на меня нашло... Несколько минут назад я готова была убить тебя, когда ты уже начал терять бдительность, а потом меня захватили непонятные чувства, которым я не смогла сопротивляться. Теперь я не знаю, желать убить тебя ещё больше или продолжать навещать тебя, чтобы разобраться в своих чувствах.

- Охотник, который не может убить свою жертву? Звучит забавно, - масочник незаметно для себя усмехнулся. - Я бы тоже мог убить тебя, но раз уж ты сохранила мне жизнь, то я должен буду вернуть тебе долг.

- Тогда кто тут из нас охотник и жертва, если мы оба не можем это сделать? - ты откровенно усмехнулась, но внутри чувствовало лёгкое волнение от столь непривычных чувств.

Ты всего лишь поддалась соблазну в надежде насладиться этим мимолётным мгновением, а в итоге обрекла себя на ещё более странные ощущение и чувства, которые томились у тебя в груди, из-за которых у тебя в руках дрожало оружие, как бы сознание не твердило тебе уничтожить врага. Но сейчас тебе хотелось просто сбежать. Сбежать от этих непонятных чувств. Этот соблазн, манящий к себе, словно изысканная паутина, манил тебя, как наивную бабочку. Ты хотела поймать врага, но попалась сама в сети. Как же глупо получилось...

- Я должна уйти, - поспешно пробормотала ты, чувствуя, как на тебя накатывает жар волнения и непонятного смущения, которое ты доселе не испытывала.

Уже собираясь выйти за дверь, тебя остановили крепкие мужские руки, прижавшие тебя со спины к своему ещё влажному телу.

- Раз уж у нас подобный мирный договор, то предлагаю заходить тебе в любое время, - его язык коснулся мочки твоего уха, отчего ты вздрогнула. - Пока, конечно, ты не осмелишься убить меня.

Ты вырываешься из объятий молодого человека, когда тот уже успел поправить на тебе неровно сидящий плащ.

- Учту, - стараешься придать голосу более беззаботный тон, но тот предательски нервно подрагивает, и выходишь за дверь из магазина масочника.

Ута провожает тебя бездумным взглядом и, прикладывая руку к шее, на которой была татуировка "Ни без тебя, ни с тобою жить не могу". Он ухмыляется своим мыслям и, возвращаясь к столу, на котором лежала маска, принадлежащая тебе, вслух задумчиво сказал:

- Гуль и следователь? Это будет интересно...
Позавчера — воскресенье, 9 декабря 2018 г.
Быть взрослым в частности значит уметь защитить себя от того, к чему ты пока не готов Annavita 09:56:30
Недавно на встрече с читателями меня спросили, как я реагирую, когда критикуют меня или мои книги — особенно в интернете. Этот вопрос задают часто, поэтому я решила подробно ответить на него, в надежде, что мои слова помогут кому-нибудь — не важно, кто вы и что делаете со своей жизнью.

Самый простой и короткий мой ответ, когда меня спрашивают, как я реагирую на критику, — «никак». Я не читаю статьи и комментарии, в которых меня критикуют, и не ищу их специально в интернете. Подробнее…

Я избегаю критики о себе не потому что мне плевать на то, что люди говорят обо мне. Наоборот — потому что я принимаю чужие мнения слишком близко к сердцу. Я очень чувствительна, и меня легко ранить злым словом. Я знаю, что критические высказывания могут сильно задеть меня, а у меня нет цели ранить себя.

Я не слушаю критику от людей, которые не принимают мои интересы близко к сердцу, — такая критика не делает меня лучше

О моей работе написано много больших обстоятельных рецензий в серьезных газетах — но я их никогда не читала. Например, я знаю, что легендарный критик Джанет Маслин написала разгромную рецензию на мою книгу «Законный брак» в The New York Times несколько лет назад, но я не имею ни малейшего представления, что именно она сказала обо мне, и не собираюсь узнавать. Если вам любопытно прочесть — Google в помощь, но я точно не хочу.

Знакомые рассказали мне, что рецензия была негативной: добрые друзья просто предупредили, не такие добрые послали ссылку — спасибо, ребята. В любом случае я ответила: «Спасибо за информацию» — и тут же отвернулась, как я отворачиваюсь, когда проезжаю мимо дорожной аварии или когда по телевизору показывают место убийства, от которого кровь стынет в жилах.

Я не буду впускать эти слова в мою голову. Я не могу держать эти картинки у себя голове. Поступить так значило бы совершить насилие над собой, а я больше не хочу себя насиловать.

Кажется, Джон Апдайк сказал: читать рецензии на свои книги все равно что есть сэндвич, в котором может попасться битое стекло. Бутерброд с осколками стекла. Какая мне польза оттого, что я съем что-то, от чего внутри будет кровоточить?

Напротив, если рецензия доброжелательная, и ее заранее посмотрел любящий член моей семьи, я прочту ее. Потому что догадайтесь что? Правда, очень приятно слушать, как люди хвалят вашу работу! И это редкость! Поэтому, когда такое случается, радуйтесь вволю, наслаждайтесь хорошей рецензией.

Когда та же Джанет Маслин написала рецензию на мою книгу «Происхождение всех вещей» в The New York Times и она ей понравилась, я наслаждалась ее статьей, потому что нет ничего плохого в том, чтобы побаловать себя вкусным сэндвичем, в котором нет осколков стекла. Потому что нам всем иногда нужно «кормить себя».

Кто-то скажет: «Но как же вы можете считать себя честным художником, если вы готовы слышать только хорошие слова и не обращаете внимания на критику?» Я отвечу: «Это моя работа — следить за тем, чтобы оставаться честным художником, а не забота критика».

Критик не работает на меня, он работает на газету. У критика есть его собственная ответственность — он должен оставаться честным, но он не обязан вытаскивать меня из беды или принимать близко к сердцу мои интересы. Природа наших отношений другая. Во мне нет ненависти к критикам, они — естественная часть творческого пейзажа. Но я не слушаю критику от людей, которые не принимают мои интересы близко к сердцу, — мне такая критика никак не помогает в работе и не делает меня лучше.

Жестокая честность — это не добродетель. Честность без доброты не стоит той цены, которую вы за нее платите

Тем не менее негативные отзывы о моей работе я принимаю — но только от определенных людей и в определенное время.

Люди, к чьему мнению я прислушиваюсь, заслужили право предлагать мне критику. Их немного, и они драгоценны. Это несколько моих самых близких друзей, которым я доверяю, члены моей семьи и коллеги. Вот тест, который помогает мне определить, есть ли у конкретного человека право критиковать меня.

Доверяю ли я твоему мнению и твоему вкусу?
Верю ли я, что ты поймешь то, что я пытаюсь создать, и поэтому сможешь помочь мне улучшить мое произведение?
Уверена ли я, что ты принимаешь мои интересы близко к сердцу — что в твоей критике нет какого-то темного скрытого мотива, задней мысли?
Уверена ли я, что ты предлагаешь свою критику со всей возможной мягкостью — так, чтобы не ранить меня ею?

Доброжелательность — очень важное условие. У вас, как и у меня, наверняка имеется подруга, любительница резать правду-матку в лицо. Послушайтесь моего совета: никогда не показывайте ей свою работу. Никогда не спрашивайте ее мнение, никогда не обнажайте перед ней свою ранимость. Когда кто-нибудь заявляет вам, что «жесток, но зато честен», на самом деле он хочет сказать следующее: «Я жестокая. Мне нравится причинять боль. Ты можешь быть уверена, что я только и жду возможности поиздеваться над тобой. Пожалуйста, дай мне возможность ранить тебя».

Я никому не давала разрешения издеваться над собой. Я не испытываю к себе ненависти до такой степени. Жестокая честность — это не добродетель. Честность без доброты не стоит той цены, которую вы за нее платите. Я могу выслушать искреннее мнение, но только когда оно исходит от доброго сердца, которое не жаждет крови.

Теперь о том, когда я слушаю критику. Только если еще остается шанс что-то исправить или изменить в работе. После того как книга ушла в печать — не в моей власти что-то изменить, потому что толку копаться в критических отзывах, когда уже слишком поздно?

И не гуглите свое имя, если только не хотите нанести себе больше ран

В век интернета очень трудно избежать негатива о себе — так легко найти и прочесть о себе самые ужасные вещи. Все, что мы выкладываем онлайн, может стать предметом высмеивания, оскорблений. Но это не делает интернет местом зла. Интернет еще и чудесная площадка для игры, где вы выражаете себя самыми невероятными способами, о которых раньше человечество и не подозревало. Так наслаждайтесь этой игрой и посылайте свои произведения в мир. Но не читайте комментарии. Просто — не читайте.

И не гуглите свое имя, если только не хотите нанести себе больше ран. Раз уж речь зашла о том, как перестать ранить самого себя, дайте мне сказать заодно вот что: не гуглите имя своего бывшего или бывшей. Отойдите от горящей машины.

Конечно, бывает невозможно избежать неприятных комментариев. Вдруг

выскакивает в «Твиттере» или «Фейсбуке» что-то злобное, грубое. Блокируйте, игнорируйте, не застревайте на этом. Не кормите троллей. Не давайте себя вовлечь. И никогда не позволяйте троллям украсть у вас право пользоваться таким чудом, как интернет.

У вас есть право говорить и право публиковать свою работу, право найти свою аудиторию. Просто продолжайте выражать себя — и не обращайте внимания на критику, вовремя отворачивайте голову.

Не сидите с широко открытыми глазами в час ночи — обычно еще и с огромной порцией мороженого в руке — после того, как опубликовали что-то важное для себя, и не прокручивайте страницы с добрыми отзывами, пока наконец не наткнетесь на один невероятно жестокий комментарий, который доказывает то, что вы всегда подозревали в самом темном, кошмарном углу вашего сознания, — что да, вы обманщица, у вас нет таланта, вы толстая, уродливая и полное ничтожество.

Я отказываюсь ненавидеть себя до такой степени

Не начинайте копать эту яму, потому что если вы будете копать достаточно долго, вы найдете боль, которую искали.

Читать комментарии о самом себе в интернете — все равно что украдкой листать дневник соседа по комнате. Так и тянет прочесть, потому что вот же он, лежит перед вами. Но если читать долго, в конце концов наткнетесь на слова, которые разобьют ваше сердце. Не читайте. Положите на место. Не поддавайтесь искушению. Проявите силу воли, она необходима, чтобы позаботиться о себе. Уйдите прочь.

Я не раз наблюдала, как мои друзья — творческие личности — причиняли такой вред себе и своей работе, копаясь в комментариях в поисках негатива, пока в конце концов не находили осколок стекла в сэндвиче, и тогда они брали этот осколок и ранили им себя, глубоко. Иногда эти раны остаются навсегда. А потом друзья удивляются, куда подевалось их вдохновение и почему им так трудно творить.

Тем временем придурок, который написал мерзкий комментарий о вас, нажимает «отправить» под своим злобным посланием и снова переключает свое внимание на пиво и порно. Он будет сидеть, почесывая зад, и думать про вас забудет. А вы между тем навсегда впечатаете его слова в свой разум. И когда вы сядете, чтобы творить в следующий раз, это слова будут эхом отдаваться в вашей голове («Ты бездарность. Ты ничтожество, мусор»).

Я отказываюсь идти по этому пути. Я отказываюсь ненавидеть себя до такой степени. Хватит и того, что творческая работа — одна из самых тяжелых на свете. Я отказываюсь заполнять свое творческое пространство, свой мозг жестокими ядовитыми словами, которые только ухудшают дело.

Отказываясь читать мерзкие вещи о себе, я не отрицаю реальность, я утверждаю себя в ней. Таким образом я поддерживаю свою жизнь и свою творческую энергию. Это мой способ защиты, способ сохранять свой ум чистым, ясным и готовым к творческой игре.

Я хочу, чтобы все мы свободно выражали себя в мире — особенно женщины! Нам нужны ваши голоса, нам нужно ваше творчество, нам нужна ваша храбрость, ваши произведения и ваша работа. Но помните: если вы посылаете что-то в мир, каждый имеет право отвечать на ваше послание как захочет — это условия договора. На вас могут наброситься, вас могут оскорблять, вас могут унижать. Но вы не обязаны никого слушать.

Отвернитесь от жестокости. Найдите людей, которым вы можете доверять, и прислушивайтесь только к ним. Как только вы отправили свое произведение в мир, ваша работа окончена. Отпустите ее и идите дальше своей дорогой. Продолжайте делать свою работу, открывайтесь миру и отворачивайтесь от темноты.

Заботьтесь о себе. Творите свободно. Делитесь храбро. Но никогда не начинайте копать яму, чтобы найти разбитое стекло.
суббота, 8 декабря 2018 г.
5.03 Особа Царская 02:03:22
Как, твою мать, я должна обрести сон "с 10 до 8"? Неужели все и в самом деле считают, будто это просто? Неужели я намеренно лежала сейчас и столько времени размазывала остатки разума по потолку в своём воображении?

Сегодня я рассказала почти все, что живёт во мне, выплеснула почти все, что меня пожирало. В этом были даже нотки близкие к срыву. Голос подводил, чего уж там. Но никто шокирован не был. Снова это слегка снисходительное мнение, что проблем у меня нет, а нужен только режим дня, учёба и общение (в кругу таких же, в кругу паралитиков, то есть). Господи. Метафорично я там кровью изошла, озвучив наконец, а всё одно и то же. Стало смешно. Даже забавно: они заметили бы что-то, причини я себе вред? Или тоже "она сделала это от неправильного режима и недостатка общения с калеками"?

Зря я вообще купилась и перестала притворяться. Эта женщина говорила и говорила, но её клиенты — сплошь двуногие, что она может знать о невыносимости одной мысли о новом дне, когда твоё тело тебе не принадлежит? Что она может знать о жизни спорченной и выброшенной о мечтах, которые не исполняются чудесным образом просто потому что жизнь такая. Это не книга и не кино и мне не нужно ни с кем знакомиться, потому что вот с этим дерьмом ты всегда будешь биться один на один, и у меня есть друзья, я знаю тех, кто меня услышит и поймёт даже если я ничего не скажу, и потому ни во что большее я вложиться не хочу. А она решила, из-за страха. Какое там. Интересно, удавалось бы ей самой спать по режиму после того, что я пережила в Бехтерева? Захотела бы она сама возвращаться к учёбе под кайфом? Почти все стараются "лечить" меня. Не знаю, может, двуногие так чувствуют себя благодетельными. Обычно их попытки забавны. А сегодня я понадеялась на помощь — как наивно.

Если бы только, Екатерина Владимировна продолжала работать как врач-невролог в клинике и иметь право на выписку лекарства по рецепту, соответствующему приказу 403 н. Она была единственной, кто ни в чем меня не винил и не требовал от меня ничего. Она говорила "Ничего, это нормально, давай попробуем это". Женщина, приходившая ко мне сегодня, сказала, что психологи и психотерапевты должны лечить своего пациента чем-то вроде "соберись, тряпка" и высказала снисхождение, когда я сказала, что так иногда можно сделать ещё хуже. Впрочем, в Бехтерева отнеслись к тому, что я вскользь упомянуло удивительно для меня. Тогда я сказала Алисе, что чувствовала себя так, будто признаюсь в чем-то отвратительном, я еле могла говорить от стыда за себя, а мне сказали только "ничего. Это нормально — чувствовать и вести себя так. Мы постараемся перекрыть это". Зеро угорает с моих фишек не так, как это делают у нас дома. У него выходит что-то вроде "чувак, да ты ж пиздец какой ряхнутый, лол, ну да и клёво. По мне так это ок с такой-то жизнью". Алиса даже на мои непростые отношения с консервированными помидорами говорит нечто в духе "Кать, ну ты же понимаешь, что это нормально. Это паранойя, и все биохимия, ты сама знаешь" и периодически:" Ну, кукуха у тебя давно поехавшая. Тут нужен врач". Если бы не это все, было бы совсем невыносимо, а все это мозгоправство не по мне.

И был торт со свечками, и мне исполнилось уже достаточно, и только присутствие нескольких было важно, а мы вроде и были почти рядом, но всё-таки очень далеко.
пятница, 7 декабря 2018 г.
ВОРОН Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий... panda21 21:21:20
­­
ВОРОН
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».
Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—
Безыменной здесь с тех пор.
Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость-и больше ничего».
И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,
Тьма — и больше ничего.
Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.
В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—
Ветер — больше ничего».
Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел — и больше ничего.
И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»
Каркнул Ворон: «Nevermore».
Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».
Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «nevermore».
И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».
Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о, nevermore!
Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной
простор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!
Как же это сильно волнует! Намия 17:16:06

Детский Клуб Новых Знаний им. Н.и С. Левашовых
18 окт 2017 в 14:47
Многие спрашивают: "Почему при столь зашкаливающем уровне духовного и технического развития, Арии проиграли каким-то паразитам, стоящим на эволюционной лестнице далеко внизу?" Дело в том, что в идеальном обществе лжи не было, мы не ведали о ней, поэтому просто не сумели её идентифицировать — идеальные условия для захвата.

Нельзя просто так взять и скрыть правду, взамен нужно придумать ложь. Придумать — значит создать новую информацию. И вот огромная проблема встаёт на пути тварей: создавать-то они не умеют по природе своей! Планета огромна, значит и ложь должна быть тотальной, а как создать такой массив совершенно новой информации без творческих способностей? Как же твари решили проблему? А очень просто: нового создавать не нужно, если с точностью до наоборот вывернуть наизнанку старое, другими словами: перевернуть мир с ног на голову, а где перевернуть никак, то просто подменить понятия (Сегодня все СМИ действуют по этому же принципу: назовём его "Перевёртыш").

Пример перевёртыша-1
Свастика и орёл с раскинутыми крыльями веками олицетворяли ведическое мировоззрение. Это настолько выбешивало серых, что орлов пришили на каждую фуражку фрицев и отправили кромсать СССР. Возьмите три последних поколения — люди бледнеют при виде свастики, а ветераны хватаются за сердце — ничего не придумано нового — классический перевёртыш.

Пример-2
Талантливый — человек при деньгах, потому что несколько веков назад ходили деньги "таланты", вот и зарывали его в землю, прятали.
Богатый — человек, приближённый к Богу по своему уровню развития. Сейчас эти два понятия поменялись местами — ничего не придумано нового — классический перевёртыш.

Таких перевёрнутых слов в современном руСком пруд пруди: урод, законность, дурак, древность, национальный, невеста, водка, золото, чёрт, пиво, обеспеченный, юродиевый и т.д.
Пример-3
Настоящее имя нашей планеты — "Гея" (Мидгард — это корявый перевод Средиземья —срединного мира между подземельем и небом).
Гео-графия — изображения Геи;
Гео-метрия — измерение плоскостей Геи;
Гео-логия — камни Геи (Логос — это сакральный кристалл для связи с Соларом);
Гео-дезия — измерение площадей Геи;
Гео-политика и т.д.
В руСком языке аж 85 слов с корнем Гео!

Здесь всё оставили как было, если бы не одно но!
Житель планеты (включая расу Ариев) соответственно назывался "Гей"! Это слово было наглухо погребено в летописях и только в прошлом веке "внезапно возникло из ниоткуда". В США вдруг педерастов стали называть именно Геями!!! Естественно, даже Википедрия не даёт внятного ответа — почему? Ничего нового не придумано, зато сегодня это слово вызывает отвращение (у остатков нормальных людей) — классический перевёртыш. Заметьте — "Гей" и "Гой" различаются одной буквой, но об этом позже.

Все описанные перевёртыши — это семечки по сравнению с тем, что произошло несколько тысяч лет назад. Глобальная ложь должна была начаться с глобального перевёртыша планетарного масштаба, а именно — с обеЗточивания центрального процессора планеты, её ядра под названием Солар.
Названия скорлупы

Итак, Боги закрыли Солар твёрдой непрозрачной сферой, по которой помимо игрушечных планет и звёзд, ездят два искусственных светильника: дневной Ярило и ночной Месяц.

— не Месяц, а Луна, скажете вы!

Нет, ребята! В сказках вы не найдёте никакой Луны, именно Месяцем называли предки ночной серп независимо от его фазы. Так что же такое Луна?
Луна, это "Лун" — имя дракона в китайской мифологии. Вот про него-то и написал Чуковский. Лун — это и есть название скорлупы, которое поглотило истинное светило. Кстати, Луна по английски — "Мoon" (читается как "Мун"). Согласитесь, Лун-Мун очень похоже на слух.
Неизвестно, когда мы позаимствовали "Луну" у китайцев, но Греки называли скорлупу "Олимпом" и даже оставили нам кучу мифов, как Боги издевались над смертными в своих жестоких Олимпийских играх. По правилам перевёртыша их сейчас выдают за спортивные состязания.
На Руси скорлупу прозвали "Дея" — чародеи, иудеи, злодеи, лиходеи, прелюбодеи, "Сеть Фарадея" и во главе всей этой банды сам Деявол!

Сейчас по правилам перевёртыша твари перемешали все понятия, как карты в колоде.
Дея стала какой-то мифической планетой;
Олимпом назвали гору в Жреции;
Месяц превратился в Луну.

Ребёнку объяснить это просто, ибо по белому листу пишешь, а вот у взрослых утюг перегревается!
Солар — это не просто истинное
живое светило в центре нашей планеты, это ядро, мозг, центр управления всеми биологическими и энергетическими процессами на Земле.
Как в утробе в череп ребёнка закладывается мозг, так и при создании планет изначально закладывается вот такое светило.
Солар уничтожить невозможно, иначе погибнет вся планета, поэтому его просто изолировали от биосферы, как накидывают платок на клетку с попугаем.
Серые построили гигантскую многослойную оболочку вокруг Солара и он оказался запертым в ней, как лесной орех в скорлупе.

В итоге получился вот такой светонепроницаемый шар (в дальнейшем —скорлупа).
Итак, Боги закрыли Солар твёрдой непрозрачной сферой, по которой помимо игрушечных планет и звёзд, ездят два искусственных светильника: дневной Ярило и ночной Месяц.

Подведём итог:
Солар закрыт и планету теперь контролирует новый суперкомпьютер тварей с фундаментальным отличием от Солара он задаёт планете цикличность. Теперь появились зима и лето, день и ночь, а растения, животные и люди стали рождаться и умирать от старости. Идеальный мир рухнул, а ложь начала пропитывать всю биосферу планеты. Это и было СоТВАРение Мiра 7524 лета назад с одной стороны и Великое Поражение Ариев с другой. БеЗсмертие покинуло Гею — на смену чело-вечности пришла странная форма жизни: смертные люди.
Углерод на смену кремнию

На Земле сейчас углеродная форма жизни, но пока светил Солар, вся биосфера планеты имела кремниевую основу. Следует отметить, что была меньшая гравитация, поэтому представители флоры и фауны имели поистине исполинские размеры. Библия щедро делится с нами этой крупицей истины: Бытие, 6 глава: "В то время были на земле исполины..." Останки скелетов, найденные по всему миру, также подтверждают гигантизм того времени.

Как только Солар закрыли — изменилась гравитация в несколько раз, а под действием фотонных излучателей Деи, всё живое начало впадать в анабиоз. Если наше углеродное тело начнёт разлагаться, то кремниевые тела превращаются в камень.
Спасаясь от окаменения, остатки Ариев надевали шлемы и доспехи, которые экранировали кремниевые тела от смертельного излучения лунных генераторов, но подавляющее количество Геев (сотни миллиардов) погибли — окаменели, как и 100% животных и растений.

Сегодня артезианские скважины бурят до так называемого водоносного горизонта — это каменные пласты под землёй, они и есть погибший кремниевый Мiр. Планета кишит окаменелыми останками животных и растений, но дебилы-учёные твердят, что это листик одуванчика окаменел от времени!
Так было с кремниевой формой жизни. Сейчас тела углеродные. Каждые 300 лет планету выжигают дотла. Миллиардам тоннам трупов нужно куда-то деваться, поэтому их жидкая часть оседает снежными шапками на полюсах, а углеродистая часть превращается в нефть.
Функции скорлупы

Итак, в скорлупе, по имени